Кимура Масахико: "Моё дзюдо" Часть 1

Школьные годы


Что стало причиной того, что я начал заниматься дзюдо? Эта мысль меня посетила, когда я учился в четвертом классе. Однажды, когда мы всей школой занимались уборкой классов (так называемое осодзи – «большая чистка»), с нами не было нашего классного руководителя, г-на Тагавы. Приметив это, я сбегал в ближайший магазин, прикупил там четыре или пять «манто» (печенья), съел их и довольный вернулся в школу. И тут я увидел, как мои одноклассники несут учительский стол. Разбежавшись, я запрыгнул на него. Крышка прогнулась и треснула. Прыгая вверх-вниз, я с удовольствием кричал «Бандзай, бандзай!!!». Вдруг кто-то схватил меня сзади за воротник и стянул со стола. Когда я повернул голову, то обнаружил г-на Тагаву, который впился в меня страшным взглядом. Он прокричал: «Идиот!», отвесил пощечину и толкнул на пол. Он схватил меня, поднял, а затем снова бросил на пол. Затем учитель отвел меня в учительскую, где меня отругали. После этого случая я решил отомстить Тагаве. Неделю я думал о том, как с ним расправиться, а потому разузнал о нём побольше. Оказалось, что г-н Тагава является обладателем первого дана по дзюдо. «Хм, такое ли великое искусство это дзюдо? Наверное, если у меня будет второй дан, я смогу швырнуть обидчика как следует!». Вскоре я поступил в додзё Сёдокан неподалёку от моей школы.
Я был учеником пятого класса, когда впервые принял участие в соревнованиях. Первым поединком было сиай на матчевой встрече с представителями додзё Накаямы, что располагалось в 6 километрах от нашего. Моим противником был парнишка из восьмого класса, много больше меня ростом. Я попытался провести тай-отоси и осото-гари, но он даже не пошевельнулся! Затем я попробовал осуществить бросок о-ути-гари, но он опрокинул меня самого на пол и пригвоздил приёмом удержания ками-сихо-гатамэ. Я не смог подняться и проиграл.


Когда я учился в седьмом классе, мой старший брат явился домой весь в слезах, рассказывая, что его покусали собаки. Следующим вечером я вышел мстить. Я нашел трёх собак среднего размера у сторожки при доме гейш, что располагался метрах в пятидесяти от моего дома. Они были для меня врагами. Свистом я подозвал их по одной, а затем отвесил каждой по нескольку пинков тяжёлыми гэта (деревянными сандалиями). Позже, проходя мимо сторожки, я видел этих трёх собак перевязанными бинтами. Из этой «битвы» я вынес важный опыт, развил настороженность и настойчивость в поединках с людьми.


Когда я был в восьмом классе, то стал участником префектуральных соревнований по сумо и занял на них второе место. В финале бросил противника о-сото-гари, но рефери назвал победителем его, поскольку посчитал, что я первым заступил за границу площадки. После этого случая г-н Огава из Высшей школы Тинсэй вместе со своим учеником по имени Накаяма пришёл ко мне домой. Он пригласил меня учиться в Тинсэй и стать членом клуба дзюдо или сумо. В апреле 1932 года я перешёл в эту школу, и сразу же начал заниматься в додзё Кавакита трижды в неделю. Я тренировался в школе Тинсэй, додзё Кавакита, Бутокудэн и нынешнем Университете Кумамото (тогда «Имперская 5 Высшая школа»). Кроме того, я ежедневно отжимался по триста раз.
Первый дан


На момент поступления в Тинсэй, я был обладателем первого кю. Однажды г-н Огава предложил мне принять участие в следующем экзамене. Я в одиночку пришёл в Бутокукай, который являлся центром проводимых экзаменов, и бросил пятерых учеников Старшей школы Кумамото, заработав первый дан. К моменту экзамена на второй дан я был капитаном «красной команды» и победил четырёх членов «белой команды» с оценкой «иппон». В апреле 1933 года я сдал экзамен на второй дан. Чтобы стать обладателем третьего дана, надо было прийти в штаб-квартиру Бутокукай в Киото, и ко всему прочему написать письменный экзамен. В мае того года, когда я был учеником девятого класса, я впервые в жизни поехал в Киото и стал обладателем третьего дана. У меня не было проблем с экзаменом на технику дзюдо, однако в письменном экзамене я был совершенно беспомощен. Время почти вышло, и тогда я выхватил у кого-то сидящего сзади уже исписанный ответами лист бумаги и подписал своим именем. До сих пор я чувству муки совести и вину перед настоящим автором ответов за совершенное…


Летом года, когда я был учеником десятого класса, на матчевой встрече «красных» и «белых» команд, что проводились в Бутокудэн префектур Сага, я поборол четырёх обладателей третьего дана и шестерых обладателей четвёртого дана, в том числе и капитана команды противников! В результате этих побед мне присвоили четвёртый дан. В то время ученик десятого класса с четвёртым даном было редкостью. После этого я стал очень известен.


Я стал капитаном клуба школы Тинсэй, учась на третьем курсе. Когда я был на четвёртом курсе, школа приняла участие Национальном чемпионате школ, проводимом в Киото. Наша команда пробилась в финал. В поединке за первое место мы вышли против дзюдоистов из Первой Торговой Высшей школы Киото. Команда была сильной и славилась техникой борьбы в партере (нэвадза). Когда пришла моя очередь как капитана, у противников оставалось трое борцов. Я победил первого броском о-ути-гари, а двух других в нэвадза. Школа Тинсэй впервые в своей истории стала обладательницей звания чемпиона страны по дзюдо.


Немногим позже после того, как я поступил в Тинсэй, меня броском о-сото-гари поборол Фунаяма, который был годом старше меня. Упав, я получил сотрясение мозга и не мог некоторое время подняться. С тех пор я старался взять реванш, однако долгое время не мог подобраться к его уровню (он в то время был капитаном команды). Фунаяма был осторожен и избегал меня, понимая, что на татами или на улице я как-нибудь схвачусь с ним. И в додзё Бутокудэн из Тинсэй, и на железнодорожную станцию Нагарокубаси, откуда я ездил домой, мы ходили вместе. Он расспрашивал меня о моём росте и весе. Возможно, он хотел подтвердить своё физическое превосходство надо мной. Меня это бесило, но, будучи младше его, я не мог признаться в этом.

 
Измаильский клуб
шотокан карате-до