Биография Д. Кано. Часть 2

Пятидесятилетний Фукуда, зарабатывающий себе на жизнь хиропрактикой, занимался в небольшом додзе с несколькими постоянными учениками. Фукуда был требователен в обучении своих немногочисленных учеников, и, как вскоре выяснилось, никто из них не был столь прилежен в занятиях, как Кано. Кано от всей души предался занятиям и, даже если рядом никого не было, занимался в одиночестве и выполнял различные движения с тяжелым железным шестом, который ему преподал Фукуда (судя по всему, Кано одновременно изучал бо-дзюцу, сражение на палках, в додзе при Ягю Сингэн-рю). Изодранная в клочья уваги (тренировочная куртка) Кано, хранимая ныне семьей Кано как одна из реликвий, говорит о том рвении, с каким он отдавался тренировкам. Его преследовали травмы. Перед занятиями Кано непременно покрывал тело сильнодействующим, но отвратительно пахнущим бальзамом собственного приготовления и потому быстро получил среди своих одноклассников прозвище «Кано благоухающий». Каждый вечер, вернувшись домой, он показывал старшему брату и сестре то, чему научился в додзе в течение дня.


Во время занятий дотошный Кано докучал Фукуде просьбами о подробнейшем объяснении каждого приема – точного расположения рук и ног, правильного «угла вхождения», распределения веса и так далее – но учитель обычно произносил только: «Подойди», - и вновь отправлял Кано на землю, пока пытливый ученик не обретал практического понимания приема благодаря опыту «из первых рук». Главным партнером по упражнениям для Кано был могучий тяжеловес по имени Фукусима. Он постоянно побеждал Кано в рандори (соревнования в вольном стиле), и Кано обратился за советом к своему другу, борцу сумо, надеясь, что приемы этой борьбы дополнят его опыт. Однако сумо не смогло помочь ему, и Кано отправился в Токийскую библиотеку, желая посмотреть, что предлагается в книгах по западной борьбе. Там он обнаружил технику, которую в впоследствии назвал ката-гурума («мельница»). После долгой подготовки и планирования этой домашней заготовки, он решился вызвать Фукусиму на бой. Придя на тренировку раньше обычного, он сел в углу и еще некоторое время наблюдал за манерой борьбы и передвижениями своего потенциального соперника. В конце тренировки Кано переоделся и, с уважением поклонившись Фукусима, просил провести с ним поединок. Тот рассмеялся и охотно согласился. Имея опыт многочисленных побед, он был уверен в успехе и на этот раз. Кано встал в двух метрах от соперника и, казалось, не имел никаких намерений атаковать. Несколько обескураженный и раздосадованный Фукусима сделал шаг вперед и, одновременно со своим вторым шагом, молниеносно захватил ворот кимоно хрупкого Кано. Именно этого и ждал подготовивший и предвидевший ситуацию соперник. Захватив разноименной рукой атаковавшую руку, развернувшись на четверть оборота к противнику и согнув ноги в коленях, второй рукой он подтолкнул теряющего равновесие Фукусима. В гробовом молчании присутствующих тот с грохотом приземлился на всю спину. Удивление зрителей усиливалось тем, что поверженный соперник, ошеломленный броском, долго не мог подняться.


Эта победа была важна тем, что дала создателю Дзюдо возможность убедиться в правильности рассуждений о значимости такого раздела техники, как кудзуси (выведение из равновесия).
В мае 1879 года Кано и Фукусима попали в отборную группу мастеров боевых искусств, организованную для инсценированной демонстрации бывшему президенту Соединенных Штатов Гранту во время его визита в Японию. Представление было принято генералом Грантом и другими американцами весьма благосклонно и широко освещалось в прессе США. К несчастью, вскоре после этого, в возрасте пятидесяти двух лет, скончался учитель Кано, Фукуда. Кано пытался самостоятельно проводить занятия в додзе, но очень скоро понял, что ему самому еще не хватает подготовки. Кано продолжил свою учебу в Тэнсин Синъе-рю у Масамото Исо (1818 -1881), сына основателя этой школы. В то время Масамото было за шестьдесят, и он уже не участвовал в рандори, но все еще считался мастером ката, приемов, проводимых согласно определенной схеме (позже Кано рассказывал своим ученикам, что ката в исполнении Масамото были «самым прекрасным зрелищем из всех, что мне приходилось видеть»). Кроме того, тело Масамото было словно отлитое из чугуна и без ущерба выдерживало прямой удар деревянного меча.


Обучение у Масамото позволило Кано овладеть мастерством выполнения различных ката и получить значительный опыт рандори – в додзе Масамото занималось тридцать учеников и Кано ежедневно нужно было провести поединок с каждым из них. Очень часто его тренировки заканчивались лишь к одиннадцати часам вечера, и совсем нередко усталость едва позволяла ему доползти до дому. Когда же Кано добирался домой, он продолжал заново переживать все свои бои во сне и пробивал ударами рук и ног дыры в бумажных стенах своей комнаты.
По мере того как Кано становился сильнее и рос в своем мастерстве, возрастала его уверенность в себе. На демонстрации, проводимой в Тоцука-рю при Токийском университете, Кано стремительно выпрыгнул из толпы зрителей и присоединился к рандори, поразив при этом непосредственностью своей импровизации как зрителей, так и самих участников. С другой стороны, Кано обнаружил, что чрезмерная самоуверенность может быть опасной – в додзе Масамото он провел очередной бросок слишком небрежно и был буквально пригвожден к полу новичком. Столь явный сигнал тревоги показал Кано, что нельзя недооценивать противника.


В 1881 году, после смерти Масамото, Кано вновь остался без учителя. На этот раз он отправился учиться к Цунэтоси Ийкубо (1835-1889) из Кито-рю. Родословная Кито-рю уходит к середине семнадцатого века. Во времена Кано Кито-рю сосредотачивалась, в первую очередь, на нагэ-вадза, техниках броска. Как стиль, так и содержание обучения в Кито-рю существенно отличались от принципов Тэнсин Синъе-рю, и Кано был очень рад познакомиться с новым подходом к дзю-дзюцу. Хотя Ийкубо было уже за пятьдесят, он продолжал вести занятия в течение целого дня и по-прежнему превосходил своих молодых учеников в рандори. Вероятно, это был самый искусный мастер боевых искусств из всех, у кого Кано доводилось учиться (в своих воспоминаниях Кано говорит: «У мастера Фукуды я научился тому, какой должна быть работа моей жизни, у мастера Масамото я научился тонкой природе ката, у мастера Ийкубо я освоил множество приемов и научился важности своевременности»).


Посвящая тренировкам все вечера, Кано не менее усердно погружался днем в книги, получая в Токийском университете отличные оценки. Кано закончил Токийский университет в 1881 году, но остался там для дальнейшего обучения еще на год. Летом 1882 года он получил диплом преподавателя литературы, что в те времена делало его преподавателем высшей интеллектуальной элиты японского общества. Доктор Кано решил продолжить образование в школе пэров, что в будущем открывало ему перспективу карьеры государственного служащего. Но увлечение дзю-дзюцу, ставшее делом жизни, изменило его судьбу.  В феврале 1882 года он перебрался в Эйсе-дзи, небольшой буддийский храм секты Дзедо в районе Симо-тани города Токио. Там, в возрасте двадцати двух лет, он основал Кодокан, «Институт Изучения Пути».


Свое время Кано делил между буддийской практикой и научной работой. Большую часть дня он проводил со своими учениками в храме, где ел, шил и ремонтировал одежду для тренировок, проводил беседы и занятия. Одновременно ему приходилось выполнять функции преподавателя знаменитого лицея Гекусюин, в котором учились дети привилегированных особ. Занятия начинались ранним утром. Вторую половину дня Кано посвящал Дзюдо, затем делал записи и готовил план на следующий день, переводил с иностранных языков, засиживаясь иногда далеко за полночь.
Кано уже давно был влюблен в дзю-дзюцу и верил, что его необходимо сохранить как культурную драгоценность Японии; однако он был убежден и в том, что дзю-дзюцу следует приспособить к современным условиям. Он чувствовал, что основополагающие принципы дзю-дзюцу следует систематизировать в форме Кодокан Дзюдо, дисциплины разума и тела, воспитывающей мудрость и добродетельную жизнь. Будучи последователем самурайских традиций, Кано в своих теоретических разработках отталкивался от идей дзэнского патриарха восемнадцатого века Такуана, изложенных в двух секретных трактатах, переданных основателям школы Кито-рю. Такуан утверждал, что победа может быть достигнута сочетанием твердости духа и концентрации воли с естественной свободой движений. Внутренняя «пустота», рассеянное сознание, не сконцентрированное ни на чем, непоколебимое спокойствие, предельное самообладание – качества, обеспечивающие успех в борьбе. Сравнивая дзю-дзюцу с Хи-наянои, «малой колесницей» с ограниченным размахом, он уподобил Кодокан Дзюдо Махаяне, «великой колеснице», охватывающей как личность, так и общество в целом. «Если труд человеческого существа не приводит к благу общества,- говорил Кано,- жизнь этого человека тщетна». Что же касается термина Дзюдо, который означает «путь мягкости», то он существовал уже несколько столетий. Некоторые старые тексты, к примеру, определяют Дзюдо как «путь, который следует течению вещей», что истолковывается в Кодокан Дзюдо как «наиболее эффективное использование энергии».
В течение первой половины 1883 года Ийкубо продолжал обучать Кано и по-прежнему одерживал над ним верх. Наконец, однажды Кано уловил ключевой момент дзюдо: «Если партнер тянет, я толкаю; если он толкает, я тяну». С этого времени он смог соревноваться со своим учителем на равных.
Хотя осенью 1883 года Ийкубо даровал ему право преподавания в Кито-рю, Кано все еще было трудно привлекать учеников из-за молодости и недостатка должного тренерского опыта.
В 1883 году у него формально зарегистрировалось всего лишь 8 учеников, а на следующий год их было10.

 

 
Измаильский клуб
шотокан карате-до