Главы из книги ОСС! (20 лет в каратэ) . Часть 1.

Автор: Натаров В.А.   

Октябрь 1982 года. Наша группа, наконец, выезжает на стажировку в Японию, и без преподавателя. Буквально за месяц до отъезда одобренный всеми инстанциями преподаватель серьезно заболел, а замену оформить не успели. Так что нас отправили одних, а надзирателя обещали прислать вдогонку — как можно быстрее. Честно сказать, никто из нас не испытывал особого страха от того, что нам будет какое-то время плохо на чужбине без старшего «товарища».

Путь в Японию оказался непростым. В Министерстве образования явно экономили на студентах и отправили нас не прямым авиарейсом Москва—Токио, а более изощренно, но дешево: самолетом до Хабаровска, далее — поездом до Находки и двое суток пароходом до порта Ёкогама.
Плыть пароходом по уже штормящему октябрьскому морю двое суток, без опыта подобных круизов, оказалось весьма тяжелым испытанием. Во всяком случае на капитанский ужин смогла выйти лишь Жанна К., остальные слегли от «морской болезни». Уже позже, в Японии, Жанну, кореянку по национальности, местные жители часто принимали за свою. Однажды она даже выиграла танцевальный конкурс, проводившийся в одной из гостиниц на южном острове Кюсю, куда нашу группу возили на экскурсию. Танец состоял из единственного движения — вращения бедрами под гавайскую музыку. При вручении ей приза — колечка с бриллиантом — случился конфуз. Когда Жанна громогласно представилась: «Я — Жанна, студентка из Советского Союза!», организаторы были в шоке. Зрители — в основном японцы — недовольно загудели: мало того, что советская, да еще и нелюбимая японцами кореянка! Засуетился и наш преподаватель: «Как же ты кольцо через границу повезешь? И что подумают в посольстве? Может, вернуть?» В результате оконфузившиеся организаторы дали Жанне официальную справку, что бриллиант ненастоящий, чем окончательно успокоили нашего преподавателя…

…Наконец пароход вошел в порт Ёкогама. Движение пароходов, танкеров и сейнеров было там настолько плотным, что казалось — еще немного и образуется пробка, точно такая же, как на автомобильных дорогах.
Когда нас привезли на автобусе к общежитию, уже было темно. Университет располагался в префектуре Канагава, в 50 км от Токио.
Нас расселили в комнаты по двое — девочки на втором этаже, мальчики — на третьем. Я почти сразу лег спать, последнее ощущение перед тем, как я крепко заснул, был приятный аромат, исходящий из пакетика с сушеными травами, вложенного в наволочку подушки.
Нас разбудили в 9 утра, сказав, что через час нас ждут в учебном корпусе, расположенном через дорогу.
В октябре в Японии прекрасно: еще очень тепло, солнечно, безветренно. При свете дня удалось немного осмотреться. Трехэтажное здание общежития находилось за основной территорией студенческого городка (кампуса). Второй и третий этажи были жилыми, его обитателями, помимо нас, были японцы, китайцы, филиппинцы, корейцы, болгары и даже один новозеландец.
На первом этаже находились кухня — одна на всех, две душевые с ваннами в японском стиле и конференц-зал с цветным телевизором. В жилых комнатах — минимум удобств: большие железные кровати, когда-то бывшие двухъярусными, а теперь верхний ярус снят, железные шкафы канцелярского типа, столы и стулья. Тогда общежитие было свежевыкрашено в белый цвет и смотрелось неплохо. Спустя много лет, в августе 1999 года, я побывал в «Токае» — похоже, что общежитие со времен моей стажировки так больше и не красили: стены приобрели уже не серый, а черноватый оттенок, и здание как-то скукожилось, пострашнело.

Рядом со входом висела иероглифическая надпись: «Кокусай кайкан» — «Международное общежитие». Из-за того что сразу за общежитием располагалась свиноводческая ферма (через несколько лет ее снесли и сделали продуктовый рынок), ветер порой приносил в комнаты довольно неприятные запахи, за что общежитие в студенческой среде получило название «Кусай кайкан» — «Вонючее общежитие». Зимой свиньям было холодно, и их громкое жалобное хрюканье по ночам мешало спать.
Перед входом в общежитие росло несколько пальм, а рядом была небольшая поляна, на которой мы потом много раз играли в футбол. Учебный корпус для иностранных студентов также находился за территорией основного кампуса, рядом с университетской столовой, своей формой напоминавшей здание цирка на Ленинских горах.
Сама территория кампуса была большой, ухоженной, очень зеленой, с мощеной булыжником пешеходной зоной, фонтаном и прудиком с рыбками.
Но больше всего меня поразило здание, которое находилось сразу за учебным корпусом для иностранцев.

Это был зал для занятий восточными боевыми искусствами. Попробуйте представить себе ощущения человека, который в течение четырех лет ездил через пол-Москвы на занятия каратэ и возвращался домой к полуночи и который вдруг оказался в Японии перед входом в настоящий додзё — всего в двух минутах ходьбы от общежития!
Это даже был не додзё (зал), а будокан — храм боевых искусств. Перед входом — деревянные ворота в традиционном японском стиле, за ними — брусчатая дорожка и каменная лестница, местами поросшая мхом. Рядом с воротами — большая раскидистая сакура, весной полюбоваться ее цветением приходили японцы со всей округи. Архитектура будокана сродни японским храмам — покатая крыша с загнутыми вверх краями, массивные деревянные столбы, веранда, раздвижные боковые стены. На шестах вдоль стен зала с внешней стороны сушились спортивные кимоно — «до-ги».
Внутри — два больших зала, площадью где-то 30 на 40 метров: тот, что справа от входа — для занятий дзюдо и айкидо, покрыт татами. Слева — для каратэ, кэндо, иайдо — пол деревянный, покрыт лаком и блестит так, что видно собственное отражение. На один уровень ниже располагались раздевалки, душевые и тренировочный зал со спортивными снарядами, маленьким пятачком для занятий вольной борьбой и боксерским рингом.
Я сразу понял, что в основном это вотчина дзюдоистов: при входе — портреты чемпиона мира Ямаситы и его учеников. Оказалось, что этот зал является базовым для тренировок национальной сборной Японии по дзюдо и для проведения сборов и стажировок для иностранных команд.
Великого чемпиона по дзюдо Ямаситу я увидел уже в первый день, когда он, здоровый и крепкий, весом хорошо за 100 килограммов, подкатывал к будокану на маленьком мопедике, которого и видно не было под этим богатырем.
Я решил, что через неделю-другую, освоившись, надо будет записаться в секцию каратэ.

 
Измаильский клуб
шотокан карате-до