Кандомбле. Мимикрия национальных традиций. Часть 1

Кандомбле – это афро-христианская синкретическая традиция, входящая в состав культа Макумба. В современном понимании макумба – историческое переплетение христианских учений и языческих верований, традиций, наиболее распространенное в Бразилии. Языческие корни макумбы – верования народов Йоруба, населяющих берега Нигера. Традиционные африканские верования и культурные обычаи были завезены в Бразилию португальскими колонизаторами с африканскими рабами.


На новую родину африканцы и привезли свои религиозно-магические традиции, которые сейчас известны как синтерии, вуду, кандомбле и другие религиозные течения, порой весьма видоизмененные и переродившиеся под влиянием чужеземных культур.


На языке народов Йоруба слово «кандомбле» означает «обычай черных людей». Действительно, кандомбле как религиозное направление сложилось уже в Бразилии, где привезенным рабам были абсолютно запрещены их верования, обычаи, магические ритуалы, какое-либо образование (в том числе и технике боя), традиционное имущество. Португальцы не мытьем так катаньем обращали их в католичество, навязывали традиции, обычаи и ритуалы христианского мира. Однако рабы не утеряли своих традиционных ритмов, вводящих в транс, музыки, религии, пантеона божеств-трикстеров. И наивное, естественное и совершенно необходимое «переселенцам» поклонение «домашним», «родным» божествам-оришам, воплощениям стихий и самой жизни, было неуничтожимо принятыми христианскими обычаями. В результате рабы стали отождествлять христианских святых со своими богами.


Сейчас обряды кандомбле и неотъемлемой части этой религии – боевого искусства, традиционной игры капоэйра – вполне легализованы католической церковью; совершаемые обряды согласованы с христианской традицией, ритуалы инициации благословляются католическими священниками. Более того, служение культу кандомбле обязывает адепта исповедовать христианство.
Однако вернемся к истории пятивековой давности. Каковы были причины столь упорного выживания традиционной культуры кандобле? Был ли смысл рабам, фактически скоту, в понимании работорговцев и колонизаторов, бороться за сохранение исконной своей религии в таком ассимилированном, трансформированном виде?


Пытаясь разобраться в многообразии искаженных христианскими учениями африканских культов, исследователи вынуждены признать чрезвычайную запутанность ситуации. Отождествление традиционных оришей с христианскими святыми, ассимилированные ритуалы, согласованность многих практик с католической церковью – словно нарочное нагромождение традиций и верований, практик и ритуалов. Возможно, эта путаница вполне соответствует вынужденной «мимикрии» национальных африканских традиций в новых – враждебных! – условиях. Кланы, сообщества, насильственно перевезенные на другой континент, лишенные всех связей с родиной, кроме духовных, особенно остро нуждались в сохранении собственной родовой и национальной идентичности. Необходимо было в каком-либо виде взращивать и культивировать ростки собственной культуры, буквально по крупицам сохранять свой культ. Иначе эти люди бы потеряли бы последнюю возможность этнического сознания, осознания себя как члена общности. Пожалуй, для индивида, каждого человека это поддержание культа было еще и способом не забыть, что он не животное, не рабочий скот. И как бы ни «примитивны» были верования в земные силы, магические ритуалы, покровительство божеств, именно они выполняли функцию сохранения «человека в человеке».
В моменты кризиса, нестабильности ситуации и отчуждения средой этот особо бережный возврат к традиционным национальный корням был необходим для того, чтобы сохранить какую ни на есть почву под ногами, основу, чувство стабильности и уверенности.

Обновлено 30.10.2012 13:42  
Измаильский клуб
шотокан карате-до